«Античная немота Ромео Кастеллуччи в Москве»

Ромео Кастеллуччи показал спектакль на глубине 16 м в «Collector Gallery»

29го сентября oppeople спустились в «Collector Gallery», чтобы посмотреть репетицию Ромео Кастеллуччи.

В рамках международного фестиваля моноспектаклей SOLO в Москву приехал легендарный итальянский режиссёр, продолжатель традиции театра жестокости, бунтарь и провокатор Ромео Кастеллуччи.

«Мир сотрясается от прямолинейных, физиологически непереносимых постановок режиссёра. Сотрясаясь, мир рукоплещет. Всю свою жизнь Кастеллуччи сознательно уходит от классического литературного театра к перформансу, со всей внимательностью изучающему человеческую природу, его тело и мозг, его душу и страх. Театр Ромео Кастеллуччи необычайно физиологичен, всё здесь говорит о теле человека как о главном инструменте — пластическом, эмоциональном. Через тело режиссёр передает свои размышления о строении мира, о целях и способностях человека.

 

 

В Москву Кастеллуччи привёз спектакль «Юлий Цезарь. Фрагменты» и показал его всего один раз на глубине 16 м в «Collector Gallery» площадью 1000 кв. м. С помощью обращения к темам античной древности Кастеллуччи восстаёт против современного театра, а с помощью перформанса — против театра институционального и репертуарного. В его спектаклях античная трагедия перерабатывается с помощью безобразной, физиологичной современности, являя миру смесь мучительной красоты, страдающего ума и животного тела.

 

 

Пьесу, которую московские зрители увидели 29 сентября в апокалиптических бетонных интерьерах лофта, режиссёр ставил ещё в 1997 году, но в 2014-ом решил вернуться к ней снова. Почему? На этот и другие вопросы Ромео Кастеллуччи ответил московским журналистам на пресс-конференции.

17 лет назад Кастеллуччи выбрал эту пьесу Шекспира, потому что, с одной стороны, речь в ней идет о власти, о мощи, а с другой — особенно во втором акте — о человеческой боли, одиночестве. Всё это актуально и сегодня. В 2014 году он вернулся к этой постановке, считая, что спектакль до сих пор жив и очень важен. «Юлий Цезарь. Фрагменты» — это спектакль о взаимоотношениях слова и власти, о власти слова. Режиссёр обратился к древней риторике, старейшей науке ораторского искусства, чтобы показать власть слова и языка. Для показа в Москве Кастеллуччи выбрал «Collector», потому что в его представлении пространство бывшего водного резервуара очень напоминает храм.

 

 

Спектакль состоит из трёх монологов.

Первый монолог читает актёр Симоно Тони, опуская при этом эндоскоп через свой нос. Зрители видят голосовые связки актера, видят процесс речи изнутри. На груди актёра написано «ВСКИЙ» — это прямая отсылка к Станиславскому, металингвистическое размышление о роли актёра. С помощью эндоскопа актёр в буквальном смысле смотрит на себя изнутри. Это парадоксальное, дословное восприятие термина Станиславского «работа актёра над собой».

Второй монолог Юлия Цезаря построен из одних жестов, без помощи слов.

 

 

Третий — знаменитый монолог Марка Антония над телом убитого Цезаря — исполняет актёр Долмацио Мазини. Это речь победителя в диспуте с Брутом. Марк Антоний говорит о ранах Цезаря, но при этом сам актёр отсылает зрителя к своим собственным ранам, к перенесённой операции на горле. Актёр произносит монолог, не имея голосовых связок. Это антагонист первого персонажа, визуализирующего свои голосовые связки с помощью эндоскопа. Здесь также, как и в первом монологе, видна тесная связь между словом и телом актёра. Речь Марка Антония — это речь победителя. Победителя-персонажа и победителя-актёра, который смог превозмочь рак, преодолеть судьбу.

 

 

Ромео Кастеллуччи никогда не будет говорить о том, что он сам думает о своих спектаклях. Он не может дистанцироваться от того, что делает, постоянно находится внутри процесса. Театр не существует для режиссёра, его нет и для зрителя. Театр создаёт каждый зритель сам для себя, в своем сознании, в этом и есть основной его смысл. И если театр Кастеллуччи — жестокий театр, то мир жесток и умы жестоки. Актер Симоно Тони, которому пришлось несколько десятков раз засовывать себе в ноздрю эндоскоп, со смехом говорит, что готов испытывать эти неприятные эмоции снова и снова только ради того, чтобы режиссёр смог, наконец, докопаться до сути, найти в человеке главное, разглядеть его природу досконально. В этом заключается суть любого таланта — в пристальном, маниакальном внимании к любому процессу, проходящему в теле человека, в его уме.

 

 

Если вы не успели вчера сходить на этот спектакль, а теперь очень хотите увидеть своими глазами всю эту мрачную, безудержную красоту, Ромео Кастеллуччи ещё вернётся в Москву в декабре специально для того, чтобы показать спектакль «Использование человека человеком» на ту же тему, что и вчерашний спектакль в «Collector Gallery». Язык, речь, слово, красота человеческого голоса, форма, которую он может принимать — вот темы, которые волнуют режиссёра, а ради того, что его волнует, он способен на многое.»

 

 

 

 

Текст Инга Шепелева.