«Американская обезьяна». Спектакль, который уже нигде не идёт.

Репортаж

Василий Котуранов успел сходить на «Открытую сцену»
Спектакль «Американская обезьяна» Дениса Хусниярова сейчас уже нельзя увидеть на сцене, но команда спектакля сохраняет уверенность, что спектакль ещё встретится с публикой. После варварской «реорганизации» трёх экспериментальных театральных площадок (Центр Драматургии и Режиссуры, Театр «АРТО», творческая лаборатория «Открытая сцена») и объединения их под эгидой холдинга ЦДР, «Открытая сцена» фактически перестаёт существовать. Одна из немногих площадок в России, где молодые режиссёры могли открыто высказаться и получить грант на создание спектакля, превращается в обыкновенную прокатную площадку для антрепризных проектов. Сейчас ещё сложно судить, но похоже, что цель, заложенная департаментом культуры в момент создания «Открытой сцены»: «развитие современного театра и помощь начинающим режиссёрам и драматургам реализовать свои замыслы в поиске новых театральных идей» более не считается актуальной в Российской Федерации.

 

 

 

Исключены из репертуара и многие другие спектакли «Открытой сцены»: «Дядя Ваня» — Тадаса Монтримаса, собравшего прекрасную команду молодых актёров, сильнейших выпускников последнего курса Константина Райкина в школе-студии МХАТ; «Двое», режиссёры — Алексей Размахов и Филипп Виноградов; «Optimus mundus», режиссёр — Арсений Эпельбаум; «No name», режиссёр — Михаил Патласов. По иронии судьбы, из сюжетов и названий этих спектаклей легко складывается картина событий, разворачивающихся вокруг «Открытой сцены»: «В семье разгорается скандал и как из любого кризиса, здесь существует как минимум два выхода, однако, совершить правильный выбор не удаётся и мы как всегда оказываемся в ситуации без имени, без идеалов, оставляя построение лучшего мира грядущим поколениям». Схожую ситуацию описывает и пьеса эстонского драматурга Микхеля Рауда «Американская обезьяна». Засилье коммерции и пошлости на просторах шоу-бизнеса, власть дилетантов, навязывающих искусству рыночные ценности, забывших о нравственных законах, и об ответственности художника перед зрителями. Главный герой, скромный и немного аутичный парень Фред (Юрий Николаенко) приходит на шоу талантов, он полон энергии и хочет рассказать всем, как тяжело сохранять чистоту души в условиях современного мира. К сожалению, уже на первом этапе он сталкивается с непреодолимыми трудностями, и совершает ошибку, уподобляясь своим мучителям.

 

 

Услышав, что не проходит в следующий тур, он достаёт пистолет, и угрожая членам жюри, заставляет их исполнить свои произведения. Здесь вскрывается истинная суть сильных этого мира. Самым пошлым из троицы проявляет себя главный судья, приглашенная звезда — Норман (Михаил Калиничев). На потеху публике он исполняет пошлые частушки собственного сочинения, призывает всех прильнуть губами его микрофону и не забывает снять штаны, но он же оказывается и самым несчастным из всей компании. Зрителю постепенно становится ясно, что таким образом он всё-таки пытался донести до слушателей свои идеалы но от них почти ничего не осталось целым. Он забыл язык творчества и способен удивлять только грязными провокациями, давая толпе то, что она хочет увидеть. Молодая певица Хелен (Татьяна Журавлёва) — неуверенная в себе девушка, её главным оружием для покорения публики становится физическая красота и сексуальная энергия, развязное поведение на сцене и неуместный эпатаж. Можно попытаться защищать третьего члена жюри, композитора Алекса (Александр Алёшкин), сохранившего душу за стенами своей студии, но его главный грех — молчание, вызванное даже не кротостью, а высокомерием — на самом деле ещё страшнее. Он — единственный, кто может повлиять на ситуацию, но сидит и спокойно наблюдает за всем происходящим. Он остаётся нем, сохраняя чистоту ума, но вместе с тем он превращается в главного виновника окружающего безумия. Возможно, его слова могли бы уберечь молодого автора от ошибки, но этого не происходит. Достав пистолет, Фред очень быстро превращается из роматического героя в точно такого же грубого и жестокого члена «жюри». Начинает помыкать своими мучителями, уподобляясь им. Становится ясно, что, не пустив его в следующий тур, жюри поступило правильно.

 

 

Пьеса Рауда раскрывает вопрос, очень важный для искусства, развивающегося в условиях рыночной экономики, и это не удивительно. Спектакль выглядит особенно иронично на фоне скромных и уютных помещений на Поварской, 20, а сюжет его выглядит ещё циничней на фоне событий, происходящих с «Открытой сценой». Хочется особенно рекомендовать его к просмотру всем чиновникам от культуры. Возможно, тогда они научаться отличать обезьяну от банана, и нам удастся разорвать замкнутый круг — симулякр шоу-бизнеса, всё сильнее подчиняющий нас себе.

 

Текст Василий Котуранов.