Лика Алексеева

Кинорежиссёр, продюсер

В связи с серьёзным техническим скачком, снимать качественное видео в последнее время стало гораздо проще.

В связи с серьёзным техническим скачком, снимать качественное видео в последнее время стало гораздо проще. Но несмотря на обилие идей и энтузиазма редко можно встретить действительно интересный проект. Часто режиссёры говорят: «Нет хороших сценаристов», «На эту идею невозможно найти деньги», «Есть хорошая идея, но как её развить» и тд. Питчинг «КИНОТЕКСТ» был придуман, чтобы решить эту проблему. Николай Сидоров встретился с Ликой Алексеевой, режиссером, продюсёром и создателем питчинга и выяснил, как туда попасть, достойно представить свой проект, найти бюджет и единомышленников.

 

Сейчас многие режиссеры жалуются на кризис идей и нехватку сценаристов. Что вы думаете по этому поводу?

Мне кажется, это какое-то кокетство. Я каждый раз, когда это слышу, не верю своим ушам. Те, которые вроде как никого не находят среди сценаристов, на самом деле просто не ищут. Я сама не пишу и никогда не хотела, но со времен учебы на курсах ВКСР (Высшие курсы сценаристов и режиссёров — Прим. Ред.) я мечтала найти соавтора, который будет меня понимать и в итоге нашла Таню Загдай. Мы с ней заметили странную тенденцию: в моей мастерской сокурсники жаловались на нехватку сценаристов, а в соседнем же кабинете, в сценарной мастерской Тани, ее сокурсники жаловались на отсутствие режиссёров. Две группы людей в соседних комнатах, встречаясь у кулера, не могли друг друга найти. Когда мы с Таней обнаружили эту проблему, мы вдвоем начали делать питчинги (читки сценариев, во время которых режиссёры, сценаристы и продюсеры могут рассказать о своем проекте, найти бюджет и единомышленников — Прим. Ред.).

 

 

Что из себя представляют питчинги сейчас? Вы же продолжаете этим заниматься?

Да! Теперь это целый проект, который называется «КИНОТЕКСТ». Он проходит на площадке чудесной библиотеки имени Достоевского. Раз в месяц проходят открытые сценарные питчинги, ещё мы делаем специальные кинопоказы, странные лекции, читки пьес и даже профессиональные вечеринки, где, в неформальной атмосфере, можно пообщаться с продюсером или актерами и обсудить проект. На питчингах за три с половиной года успел выработаться эффективный формат, когда автор приносит свеженаписанное, зачитывает. Мы это обсуждаем, даем обратную связь и направление развития. Или же приходят режиссёры со своей мыслью, еще не разработанной, в поиске соавтора, рассказывают идею и мы разминаем, авторы задают вопросы и потом изъявляют желание поработать. От раза к разу пробуем новые темы и жанры. Делали уже документальный, детские и подростковые сценарии, сериальный, по драматургии в фотографии и даже театральный, а скоро будут фантастический и музыкальный!

 

А с поиском финансирования вы можете помочь?

После питчинга мы обсуждаем проект с точки зрения производства, его выгодных и провальных сторон. Сейчас, конечно, появилось много разных вариантов финансирования кроме Минкульта. Так как кинопроизводство стало более доступным, то уже можно всерьез говорить о суммах, которые вполне можно поднять краудфандингом, или у частных, небольших инвесторов, или даже взять в банке, как, например, пришлось сделать мне.

 

 

Что нужно, чтобы хорошо представить свой проект на питчинге?

На фестивалях в мире устоялся очень удачный формат: чаще всего они проходят либо от какого-то фонда, либо от самого фестиваля, в результате чего проект либо запускается, либо ему выдается какой-то призовой фонд, либо дорабатывается. Чаще всего это очень короткая и емкая презентация уже проработанных проектов. Редко когда дают больше 10 минут на эту презентацию, да и за 10 минут можно всю жизнь рассказать. Очень сжато, четко и коротко, обязательно с мультимедийным представлением. Чаще всего это презентация, но иногда выходят актёры и читают пару сцен из сценария, делают пробы грима или костюма. Это проект, который уже имеет и продюсера, и режиссера, чаще всего есть какой-то dream casting и подбор локаций. Получается наглядная и очень удобная презентация фильма, из которой видно весь потенциал проекта и его участников. Ей учат в большинстве мировых киношкол. У нас есть подобный питчинг на фестивале «Кинотавр», есть отличный питчинг дебютантов в рамках «ММКФ» — они используют эту систему, и это правильно. К сожалению, у нас единственным упущением является наша действительность: не бывает таких хороших призовых фондов, просто пока что мы себе этого не можем позволить. Формат же КИНОТЕКСТа — это открытый сценарный питчинг, куда может прийти каждый человек. Никакого цензурного отбора я не делаю, ни по идеологии, ни по содержательным частям. Так как чаще всего у нас защищаются сценаристы, то это чистый текст и непосредственное внимание к нему. Регламент 15 минут, и 5 минут на обсуждение, хотя можем и полчаса на проекте просидеть, если задело. Самое важное — не только зачитать текст, но и получить обратную связь. Такого никто не делает, хотя, мне кажется, это очень удачный формат.

 

 

Какими качествами должен обладать презентуемый проект?

Главное, чтобы был хороший текст, если говорить о нашем формате.

 

Кто чаще всего приходит на питчинг?

С каждого питчинга стартует как минимум один проект, эту статистику мы давно подметили. Кто-то находит соавтора, кто-то находит конкретный сценарий. Часто приходят продюсеры, чтобы схватить что-то из неопубликованного, или участники получают идею и контакты, куда именно с этим сценарием обратиться, и все получается. В последнее время часто приходят актеры, операторы, даже художники. Вообще, очень важно в наше время попробовать оторвать людей от дивана и от экранов компьютеров, потому что мы все очень замкнуты. Встречи лицом к лицу с коллегами и единомышленниками — главная цель и наибольшая сложность. Нужно обязательно встречаться вживую, чтобы чувствовать, что сейчас происходит вокруг и нужно объединяться, чтобы выжить и преуспеть. Наша сфера, к сожалению, практически не может быть стандартизирована, а потому требует обсуждения, поддержки.

 

А расскажи про твой новый фильм?

Да, только что закончила первый полнометражный игровой фильм, он называется «Параллельные прямые пересекаются в бесконечности». Мы до этого сняли короткий фильм про детей, про их проблемы и беды в 12-летнем возрасте. Нам c моим соавтором Татьяной Загдай было важно понять, в кого вырастут наши герои, и что из них получится. Как то, что случилось в первом фильме, повлияло на их дальнейшую жизнь. Задачу мы себе поставили довольно амбициозную. В итоге получились два отдельных фильма про одних и тех же героев. Уже три года с ними живем.

 

 

Есть современные сценаристы, с которыми ты бы хотела поработать?

Я очень люблю сценаристов в принципе, потому что мне кажется, это те люди, которые делают самый большой вклад в фильм. Это режиссёр потом руками помахал, на всех поорал и все лавры получил. А сценарист свою частичку в это всё вкладывает. Мечталось, конечно, поработать с Семёном Лунгиным и Тонино Гуэрра, но они уже далеко. А из сегодняшних — это Олег Негин, Василий Сигарев, Юрий Арабов, Иван Вырыпаев. Или вот практически с основания питчингов к нам начала ходить драматург Юлия Тупикина, мы с ней учились на ВКСР, неимоверно трудолюбивый человек. На каждом питчинге она читала что-то новое, сейчас пишет с Алексеем Германом младшим и Владимиром Мирзоевым.

 

Как ты оцениваешь нынешнюю ситуацию с прокатными удостоверениями?

Ни в одной стране мира не нужно получать прокатное удостоверение на каждый «чих». Когда речь идёт о прокате, то паспорт фильму получить — логично и правильно. Просто я не очень понимаю, зачем в эту историю вписали наши бедные студенческие короткометражки или учебные фильмы. Это все, конечно, очень странно. Надеюсь, эта ситуация найдет какую-то форму в балансе с логикой и здравым смыслом.

Разговаривал Николай Сидоров.