Максим Кулагин

Режиссёр

«Мы заехали на три дня в съёмную квартиру. Все это время практически не спали, было только два-три часа на передых. За трое суток мы сняли фильм»

Уже давно мы хотели сделать серию материалов про молодых режиссёров и актёров, которые решили снимать кино, опираясь только на свои силы и финансовые возможности, и смогли довести дело до успешного конца, узнать с какими практическими трудностями они сталкивались и как их преодолевали. Наш первый герой — молодой режиссёр и сценарист Максим Кулагин подробно рассказал о процессе.

 

Как начинали?

Мы с братом киноманы с самого детства. В какой-то момент мы решили: почему бы не попробовать свои силы в кино? Образования у нас нет. У меня среднее специальное, никак к кино не относящееся. У нас с братом даже близко не было предпосылок к тому, чтобы начать делать кино. За исключением просто интереса и любви.

В какой-то момент я стал интересоваться коротким метром. Было несколько попыток в стол. Написав свой первый, более менее вменяемый сценарий, я стал собирать команду и взял свои сбережения, около 60 тысяч рублей. В итоге после двух смен я всё это свернул. Получалось не то, чего я хотел. Кино не получалось. Я понимал, что физически не смогу завершить проект  — куча локаций, технические сложности. Это, кстати, первая ошибка тех, кто начинает делать свое кино . В какой-то момент мы с братом скатились в депрессию от того, что ничего не вышло, но потом задумались и поняли, что нужно написать историю, действие которой происходили бы в одной локации.

Сюжет «Холодильника» родился из жизни. Как-то мы с другом вытаскивали на улицу старый холодильник и прикалывались, что бы в нём могло оказаться. Мы смеялись,а что если сейчас ехал бы полицейский и предложил помочь его дотащить, а там вдруг — труп. Мы посмеялись и забыли. А потом как-то утром я проснулся и быстро написал план этой истории. Затем мы с братом взялись за ее проработку. Около двух месяцев мы писали «Холодильник». Третий месяц уже шлифовали материал, когда репетировали с актёрами.

Сам фильм по сюжету очень простой. Герой мечтает уехать в Лондон и наконец получает визу, ему помогает дядя. Но тут мать просит его выкинуть старый холодильник. Парень зовет в гости друга и попадает в историю, которая ставит под угрозу его отъезд из страны.

Я какое-то время думал так же, как и мой герой. Хотел свалить из этой страны, меня здесь все бесило. Раздражали люди, улицы, атмосфера. Когда ты попадаешь за границу, тебе реально сносит крышу. Даже спустя двадцать лет после распада Союза. Тебе кажется, что там идеальное общество, в котором бы ты хотел жить. Европейское. Сейчас не знаю, выход ли это. Меня до сих пор в России бесят многие вещи. Но я понял, что никуда не хочу сваливать, потому что очень близок к своей цели. Не хочу уезжать и начинать всё с чистого листа. Хочется попытаться сделать что-то здесь. Я хочу, чтобы у нас в России было жанровое кино, и чтобы в этом была и моя заслуга. Да, питаюсь идеями я действительно из-за границы. Там уже давно пройден этот этап становления жанрового кино. 

Что касается моего героя из «Холодильника». Иногда человек в экстремальной ситуации делает глупости. Я считаю, что такие поступки никогда не остаются безнаказанными.

 

Как снимали?

Актёра на одну из ролей я нашел, когда меня попросили снять клип. Дмитрий Чеботарёв сыграл у меня Дрони. Так получилось, что он был знаком с Александром Петровым и Максимом Виноградовым. Я считаю, что моя самая большая удача — актеры, с которыми я познакомился на «Холодильнике». Потом Петров и Чеботарёв снялись и в «Угонщике». О таких актёрах я даже мечтать не мог. Я не крутился в этой среде и не знал что к чему. Предыдущий опыт показал мне, что просто так, по объявлению или в пабликах, хороших актеров не найти. Это маленький мирок, где всё делается по знакомству.

Мы заехали на три дня в съёмную квартиру. Всё это время практически не спали, было только два-три часа на передых. За трое суток мы сняли фильм.

Очень много людей пишут и пытаются снимать короткие метры. Почему повезло именно мне? Не знаю. Может быть потому, что материал был интересный. Поэтому и согласился играть Александр Петров. Ведь он изначально не рассматривал короткие метры, ему дал прочитать сценарий Дмитрий Чеботарев. Как Саша потом сам сказал, он дочитал до середины и уже решил, что будет сниматься. Я понял, что материал помогает зацепить и сдвинуть эту глыбу. Поэтому все усилия изначально надо прикладывать к сценарию, найти хорошую идею, грамотно её оформить и подать. Важно, чтобы люди читали и чувствовали, что там есть драматургия. Если человек собирается делать короткий метр и сам пишет сценарий, то именно на этом моменте надо прикладывать самые большие усилия. Здесь и деньги не нужны: закрылся дома и пишешь сколько угодно. Неважно сколько ты будешь консервироваться. Нас с братом никто не гнал, мы никому были не нужны. Мы просто писали, писали, а потом решили попробовать снять.

Камеру Red со всеми объективами на сумму тысяч 15 долларов нам дали просто так. Человек, с которым я познакомился в паблике «Чистая карма» (они помогают молодым кинематографистам) сам привез эту технику, побыл одну смену инженером, потом уехал и оставил нам всё это до конца съемок. Он не знал меня, просто ему понравился сценарий. Его зовут Саня, а вот фамилию он не называет, даже для титров.

Всё было бесплатно, за исключением света и посуточной аренды квартиры. Художника постановщика, и художника по костюмам, и всех остальных у нас просто не было. Нас было пять человек на площадке. Стоял человек на звуке, был механик, я, мой брат, и актёры. Так мы это и снимали.

Что было потом?

Я стал монтировать. Потом были накладки со звуком. Звукорежиссер из-за семейных обстоятельств работал полгода. Я уже даже жил своей жизнью, захваченный другими проблемами, а «Холодильник» лежал на полке. Думал, что сейчас мне сделают хоть какой-нибудь звук, я выложу фильм в сеть и всё. Но он звук сделал, и это стоило того, чтобы ждать полгода. Мы посмотрели и решили, что надо отправлять на фестивали. Первый фестиваль был МФКФ. Там мы взяли лучший игровой и приз зрительских симпатий. И тогда я почувствовал, что мы что-то сделали и хотим продолжать дальше.

Мне кажется, я очень везучий в этом плане. Второй короткий метр мы также хотели снять за свой счет, но помог «Холодильник». Екатерина Филиппова заметила нас на внеконкурсной программе ММКФ. Помимо этого, благодаря фестивалю, мы выиграли скидку на весь год на аренду оборудования. У нас было около десяти фестивалей, и почти все нас отметили.

 

 

Что самое важное в съёмочном процессе?

Я считаю, что есть важные вещи в таком «авторском» кино. Самое важное — это подготовка. Когда ты начинаешь, у тебя нет другого пути — ты делаешь это по-партизански, вслепую. Я старался всегда быть ко всему готовым, несмотря на то, что у нас маленькая команда. У меня не было никаких творческих исканий и полётов, как мы будем это снимать. Я нарисовал все раскадровки, это моя безопасность. Так я точно знал, что я не потеряюсь. Конечно, ты не всегда четко снимаешь по раскадровкам, потому что локация вносит свои изменения, но я всегда все рисую, потому что без этого я не знаю, как делать кино. Есть фраза: всё творчество заканчивается, когда начинаются съемки. Но до этого я сижу дома, и мне никто не мешает подготовиться, продумать всё в голове, зарисовать, вплоть до схем света. В этом партизанском кино, когда у тебя всё ограничено, другого выхода нет. И это стимулирует, ты работаешь в разы эффективнее. Наверное, и в большом кино, когда есть бюджеты и время, надо также работать. Я верю в то, что к кино надо готовиться «под ключ». И только тогда идти снимать. Будут, конечно, и форс-мажоры и непредвиденные вещи, но ты будешь готов, у тебя прикрыты тылы — ты знаешь, как снять ту или иную сцену. И импровизацию никто не отменял. 

Вывод такой: есть у тебя бюджет или нет, ты должен готовиться от и до. Тогда кино и снимается. Иногда бывает, что вся съемочная группа ждёт, пока режиссер что-то родит. Я этого терпеть не могу.

Насчет источников финансирования для фильма. В краудфандинг я не верю. Это массовое попрошайничество. Может быть, это кого-то и спасает, у меня есть коллеги, которые участвовали в «Кинотавре» вместе со мной и собирали деньги там, но я не понимаю эту систему. Ты что-то кому-то должен взамен — какие-то имена в титрах. У меня от этого голова пухнет и это лотерея — соберёшь или нет.

Что касается продукт плейсмента, вряд ли это актуальный источник для короткого метра. На фестивалях у таких фильмах очень маленькая аудитория. Я не вижу смысла в этом, лучше пойду возьму кредит и на эти деньги буду сам снимать.

 

 

Что будет с российским кино?

Новая волна российского кинематографа на подходе. Будет появляться жанровое кино, причем разнообразное. Будут хорроры, триллеры, экшны. И я хочу влиться в эту волну. Я уверен, что сейчас очень крутое время для этого. Да, может быть, бюджеты всё меньше и меньше, но это будет как раз стимулировать делать дешевле и круче. Это партизанское кино, люди эпохи VHS, сейчас они будут вылезать как грибы. Изменения в индустрии будут, и кто-то канет в невостребованность, ведь сейчас много режиссеров, которые не хотят меняться. Их фильмы смотрят двести человек на фестивалях, но это не формирует киноиндустрию. Меня заботит именно индустрия, которую тащат прокатные фильмы. Тут в России большой пробел. На пальцах можно пересчитать тех, кто делает по настоящему жанровое кино, но и к ним масса вопросов.

Я абсолютно уверен, что самостоятельные проекты без участия продюсеров формата старт-ап будут новой молодой волной. Сейчас нет ничего, чтобы ограничивать тебя в этом. Технический и информационный прогресс дошел до того, что если ты чего-то очень хочешь, то ты сделаешь это, даже без образования. Я не говорю, что не надо идти во ВГИК и тратить там пять лет. Я, например, с сожалением думаю о том, что у меня нет высшего образования. Раньше я этим даже хвастался, сейчас чувствую нехватку образования и восполняю это самостоятельно. В ремесле я не ограничен при этом. Руками можно научиться делать что угодно, не выходя из дома, получить теорию и практиковаться. Образования не хватает именно в личностном плане.Например, глубже и детальнее доносить до людей свои мысли.

И если у тебя нет ощущения внутреннего призвания, что ты должен снимать кино, образование ничего не изменит.

Как вылезти и продраться через массовую бездарность? Нужно как раз делать это партизанское кино без бюджетов. Сделать два-три коротких метра, чтобы обратить на себя внимание.

Есть те продюсеры, которым ты станешь интересен, и тебе в следующий раз дадут бюджет. Будешь снимать то, что ты хочешь уже с бюджетом. Этот рубеж просто нужно взять и перешагнуть, заявить о себе, а дальше уже смотря какие у тебя внутренние ориентиры. Я уверен на сто процентов, что меня не заставят ни за какие деньги делать «Горько» или что то в этом духе. Если один продюсер откажется финансировать то, что я хочу снять, найдется другой. Да, это сложно, дико сложно заставить кого-то в тебя поверить, но я верю, что если ты что-то делаешь искренне и профессионально - это будет востребовано. Уже замечаю, что некоторые не успели появиться на «Кинотавре», и их уже пригласили на «ТНТ» или ещё куда. Мне кажется, сейчас идёт тенденция поддержки зрительского кино. Его нужно формировать. Нужны люди, которые изначально будут идти по жанровому пути, которые будут изучать эти самые жанры, знать и понимать.

Многим молодым режиссёрам просто забили голову, чтобы они снимали свое авторское высказывание, про свою жизнь, про то, что они знают. Боюсь, такие режиссеры останутся просто не у дел. Им уже сейчас трудно выбивать бюджеты. Не загонишь ты в кинотеатр людей на фильм про слепую пианистку, например. А как возвращать деньги? Есть священные коровы, как Звягинцев. Он работает на престиж страны на фестивалях, представляет Россию в авторском сегменте. Таких как он больше нет. У нас все заканчивают ВГИК и думают, что они художники. Там растят гениев, а нужно растить ремесленников. Если человек действительно гениален, он это проявит через ремесло.

Пусть все плюются и ругаются, но Россию ждёт время жанрового кино. Оно же «попкорновое» и «мейнстрим». Это слово, кстати, очень извратили. Можно привести кучу примеров крутого американского кино-мейнстрима, ставшего классикой. Люди забывают, что это и есть хорошие представители жанрового кино.

 

 

Справка старт-апа

Проект: короткометражный фильм «Холодильник»

Режиссер: Максим Кулагин

Продюсеры: Максим Кулагин, Денис Кулагин

Премьера: 2013 год

Бюджет: около 50 000 рублей

Источники финансирования: собственные вложения

Результат: МФКФ «Московские Дебюты» 2013 — Лучший игровой, приз зрительских симпатий, фестиваль «Святая Анна» — специальный приз за лучший актерский ансамбль. На «ММКФ» Кулагин познакомился с продюсером, благодаря которому был снят следующий короткометражный фильм — «Угонщик». Кинотавр-2015 — специальный приз «За стиль и любовь к жанру».

 

Разговаривала Елизавета Арановская

Фотографии Таши Беляевой